+7 (495) 120 07 33zakaz@paritetsv.ru

Охолощенный МА-АКМ-СХ под СХП

Производитель: Гладкоствольное
Цена 35 000 руб.-
Заказать и купить
Оружие, охолощенное в заводских условиях. Автомат Калашникова под систему холостого патрона является конструктивно сходным изделием и не может стрелять боевыми патронами. 
Имеет как одиночный, так и автоматический режим стрельбы. Перезарядка осуществляется за счёт использования энергии пороховых газов, максимально повторяя работу боевого автомата. Запор поворотный, запирается на боевые упоры. 
Продаётся свободно для всех. АКМ не требует никаких разрешений, лицензий или регистраций в МВД.   
Используемый тип патронов: светозвуковой, калибра 7,62х39 мм. 
Внесены следующие конструктивные изменения: 
ствол подварен к ствольной коробке; 
в ствол вварены штифты; 
изменены боевые упоры на затворе.
 
Паспорт на оружие и сертификат: в наличии.   
АКМ под СХП предназначен для использования в учебных и культурно-просветительских целях, а также для участия в исторических реконструкциях. Не рекомендуется направлять оружие на людей и использовать в местах массового скопления, в том числе на митингах, демонстрациях, пикетах.
История
 Отправной точкой работ по созданию автомата для советских вооружённых сил стало прошедшее 15 июля 1943 года совещание Технического совета при Наркомате обороны СССР, на котором по итогам изучения трофейного немецкого автомата MKb.42(H) (прототипа будущего StG-44) под первый в мире массовый промежуточный патрон 7.92 mm Kurz калибра 7,92×33 мм, а также поставлявшегося по ленд-лизу американского лёгкого самозарядного карабина M1 Carbine под патрон .30 Carbine калибра 7,62×33 мм, была отмечена большая важность нового направления в оружейной мысли и поставлен вопрос о необходимости срочной разработки своего «уменьшенного» патрона, аналогичного немецкому, а также оружия под него.
 Первые образцы нового патрона были созданы ОКБ-44 уже через один месяц после совещания, а его опытно-промышленное производство началось в марте 1944. Примечательно, что ни отечественными, ни западными исследователями не было найдено никакого реального подтверждения имевшей одно время хождение версии, гласившей, что данный патрон был полностью или частично скопирован с более ранних немецких опытных разработок (называли, в частности, патрон фирмы Geco калибра 7,62×38,5 мм). Неизвестно даже то, была ли советская сторона в курсе подобных разработок или нет.
 В ноябре 1943 года чертежи и спецификации на новый 7,62-мм промежуточный патрон конструкции Н. М. Елизарова и Б. В. Сёмина были разосланы по всем организациям, участвующим в разработке нового комплекса оружия. На этом этапе он имел калибр 7,62×41 мм, но впоследствии был переработан, причём весьма существенно, в процессе чего калибр был изменён на 7,62×39 мм.

МА-АК-СХ производства ОАО «Молот». Заметна не доходящая до штатного положения затворная рама, результат фиксации затвора в крайнем переднем положении

  АК и СКС
 Новый комплекс оружия под единый промежуточный патрон должен был включить в себя автомат, а также самозарядный и магазинный несамозарядный карабины и ручной пулемёт.
 Разрабатываемое оружие должно было обеспечить пехоте возможность эффективной стрельбы на дальности порядка 400 м, что превышало соответствующий показатель пистолетов-пулемётов и мало уступало оружию под излишне тяжёлый, мощный и дорогой винтовочно-пулемётный боеприпас. Это позволяло ему успешно заменить весь имевшийся на вооружении РККА арсенал индивидуального стрелкового оружия, использовавший пистолетные и винтовочные патроны и включавший в себя пистолеты-пулемёты Шпагина и Судаева, магазинную несамозарядную винтовку Мосина и несколько моделей магазинных карабинов на её базе, самозарядную винтовку Токарева, а также пулемёты различных систем.
 Впоследствии разработка магазинного карабина была прекращена ввиду очевидного устаревания концепции; впрочем, и самозарядный карабин СКС выпускался недолго (до начала 1950-х годов) из-за сравнительно низкой технологичности при более низких, чем у автомата, боевых качествах, а пулемёт Дегтярёва РПД впоследствии (1961 год) был заменён на модель, широко унифицированную с автоматом —РПК.
 Что касается разработки непосредственно автомата, то она шла в несколько этапов и включала в себя целый ряд конкурсов, в которых участвовало большое количество систем различных конструкторов.
 В 1944 году по результатам испытаний к дальнейшей доработке был отобран автомат АС-44 конструкции А. И. Судаева. Он был доработан и выпущен небольшой серией, войсковые испытания которой проводились весной-летом следующего года в ГСВГ, а также в ряде частей на территории СССР. Несмотря на положительные отзывы, армейское руководство потребовало уменьшения массы оружия.
 Скоропостижная смерть Судаева прервала дальнейший ход работ над этим образцом автомата, поэтому в 1946 году был проведён ещё один тур испытаний, в который включился и Михаил Тимофеевич Калашников, к тому времени уже создавший несколько достаточно интересных конструкций оружия, — в частности, два пистолета-пулемёта, один из которых имел весьма оригинальную систему торможения полусвободного затвора, ручной пулемёт и самозарядный карабин с питанием изпатронных пачек, проигравший на конкурсе карабину Симонова. В ноябре того же года его проект автомата был одобрен для изготовления опытного образца, а через месяц изготовленный на оружейном заводе в городе Ковров первый вариант экспериментального автомата Калашникова, иногда условно обозначаемый как АК-46, вместе с образцами Булкина и Дементьева был представлен на испытания.
 Любопытно, что разработанный в 1946 году образец не имел многих черт будущего АК, которые в наше время часто подвергаются критике. Взводная рукоятка у него располагалась слева, а не справа, вместо расположенного справа предохранителя-переводчика имелись отдельные флажковые предохранитель и переводчик видов огня, а корпус ударно-спускового механизма был выполнен откидным вниз-вперёд на шпильке.
 Однако военные из приёмной комиссии потребовали расположить взводную рукоять справа, так как, расположенная слева, она при ношении оружия или перемещении по полю боя ползком упиралась в тело стрелка. а также объединить предохранитель с переводчиком видов огня в единый узел и разместить его справа, чтобы полностью избавить левую сторону ствольной коробки от любых ощутимых выступов.
 По результатам второго тура конкурса первый автомат Калашникова был признан непригодным для дальнейшей отработки. Однако Калашников сумел оспорить это решение, добившись разрешения на дальнейшую доводку своего образца, в чём ему помогло знакомство с рядом членов комиссии, с которыми он служил с 1943 года, и получить разрешение на доработку автомата.
 Вернувшись в Ковров, М. Калашников вместе с конструктором Ковровского завода № 2 А. Зайцевым в кратчайшие сроки разработал фактически новый автомат, причём по целому ряду признаков можно заключить, что в его конструкции широко использовались элементы (включая устройство ключевых узлов), позаимствованные у других представленных на конкурс или просто ранее существовавших образцов.
 Так, конструкция затворной рамы с жёстко присоединенным газовым поршнем, общая компоновка ствольной коробки и размещение возвратной пружины с направляющей, выступ которой использовался для запирания крышки ствольной коробки, были скопированы у также участвовавшего в конкурсе опытного автомата Булкина; УСМ, судя по конструкции, мог быть «подсмотрен» у винтовки Холека (по другой версии — восходит к разработке Джона Браунинга, которая использовалась в винтовке M1 Garand); рычажок предохранителя-переводчика режимов огня, выполняющий также роль пылезащитной крышки для окна затвора, очень напоминал таковой у винтовки Remington 8, а похожее «вывешивание» затворной группы внутри ствольной коробки с минимальными площадями трения и большими зазорами было характерно для автомата Судаева.
 Хотя формально условиями конкурса ознакомление авторов систем с участвовавшими в нём конструкциями конкурентов и внесение в конструкцию представленных образцов существенных изменений воспрещалось (то есть, теоретически комиссия могла и не допустить новый прототип Калашникова до дальнейшего участия в конкурсе), всё же нельзя считать это чем-то, выходящим за рамки норм.
 Во-первых, при создании новых систем оружия «цитаты» из иных образцов вообще не являются редкостью, во-вторых, подобные заимствования в СССР в то время в целом не только не возбранялись, но и даже поощрялись, что объясняется не только наличием специфического («социалистического») патентного законодательства, но и вполне прагматическими соображениями — принять на вооружение наилучший образец, пусть даже скопированный, в условиях постоянной нехватки времени при реальной военной угрозе.
 Кроме того, большинство изменений были обусловлены ТТТ (тактико-техническими требованиями) к новому оружию по результатам более ранних этапов конкурса, то есть по сути — навязаны как наиболее приемлемые с точки зрения военных, что отчасти подтверждает тот факт, что образцы конкурентов Калашникова в их конечных вариантах использовали схожие конструктивные решения.
 Стоит отметить, что само по себе заимствование удачных решений не может гарантировать успешность конструкции в целом. Калашникову и Зайцеву создать такую конструкцию удалось, причём в кратчайшие сроки, что не может быть достигнуто компиляцией готовых узлов и конструктивных решений. Более того, существует мнение, что копирование удачных и хорошо себя показавших технических решений является одним из условий создания любого успешного образца оружия, позволяя конструктору не «изобретать велосипед»[7].
 Согласно некоторым источникам, в разработке автомата принимал активное участие начальник научно-исследовательского полигона стрелкового и минометного вооружения ГАУ, на котором был «забракован» АК-46, В. Ф. Лютый, впоследствии ставший руководителем полигонных испытаний 1947 года.
 Так или иначе, зимой 1946—1947 годов на очередной тур конкурса наряду с улучшенными, но не претерпевшими радикальных изменений, автоматами Дементьева (КБП-520) и Булкина (ТКБ-415) Калашников представил фактически новый автомат (КБП-580), мало общего имевший с предыдущим вариантом.
 В результате испытаний было установлено, что ни один образец не удовлетворяет тактико-техническим требованиям в полном объёме: автомат Калашникова оказался самым надёжным, но при этом обладал неудовлетворительной кучностью стрельбы, а ТКБ-415 наоборот удовлетворял требованиям по кучности, но имел проблемы с надёжностью. В итоге выбор комиссии был сделан в пользу образца Калашникова, а доведение его кучности до требуемых значений было решено отложить. Такое решение позволяло армии в реальные сроки перевооружиться современным и надёжным, хотя и не самым точным оружием.
 В конце 1947 года Михаил Тимофеевич был откомандирован в Ижевск, где было решено начать производство автомата.
 В середине 1949 года по результатам войсковых испытаний первых партий автоматов, выпущенных в середине 1948 года, два варианта автомата Калашникова приняты на вооружение под обозначениями «7,62-мм автомат Калашникова» (АК) и «7,62-мм автомат Калашникова со складным прикладом» (АКС). В 1949 г. за создание автомата М. Т. Калашников получил Сталинскую премию I степени.
 Первые выпуски имели ствольную коробку из листовых штамповок и фрезерованных из поковки деталей. Одной из главных проблем стала технология штамповки, по которой изготавливалась ствольная коробка.
  АК с цельнофрезерованной ствольной коробкой. На Западе называется AK-47 Type II
 Высокий процент брака вынудил перейти в 1953 году к технологии фрезерования. При этом целый ряд мер позволил снизить её массу относительно образцов со штампованной ствольной коробкой. Новый образец был обозначен как «Облегченный 7,62-мм автомат Калашникова» (АК).
 Облегченный автомат отличался наличием рёбер жёсткости на более лёгких магазинах (ранние магазины имели гладкие стенки), возможностью примыкания штыка (ранний вариант оружия был принят на вооружение без штыка).
 В последующие годы коллектив разработчиков стремился улучшать конструкцию, им были отмечены «невысокая надежность, отказы оружия при использовании в крайних климатических и экстремальных условиях, невысокая кучность стрельбы, недостаточно высокие эксплуатационные характеристики» серийных образцов ранних моделей.
 Появление в начале 1950-х годов автомата ТКБ-517 конструкции Германа Коробова, обладавшего меньшей массой, лучшей кучностью, а также более дешёвого, повлекло за собой разработку тактико-технических требований на новый автомат и максимально унифицированный с ним ручной пулемёт. Соответствующие конкурсные испытания, на которые Михаил Тимофеевич представил модернизированный образец своего автомата и пулемёт на его основе, прошли в 1957—1958 годах. В результате комиссия отдала своё предпочтение образцам Калашникова, как обладавшим большей надёжностью, а также освоенным оружейной промышленностью и войсками. В 1959 году «7,62-мм автомат Калашникова модернизированный» (АКМ) был принят на вооружение.

 

 
Заказать-купить